Объект, предмет и задачи судебной строительно-технической экспертизы

Категория: Полезное

Объект экспертизы должен рассматриваться в качестве основополагающей категории теории судебной экспертизы. На наш взгляд, именно он является первичным по отношению к определению предмета и задач экспертизы. В криминалистической литературе объект экспертизы рассматривается как источник фактических данных, носитель информации о фактах, составляющих предмет экспертизы, вещественные доказательства, вещная обстановка и т.п..

А.Ю. Бутырин говорит о необходимости решения вопроса о том, являются ли объектами экспертизы только материальные предметы, фрагменты вещной обстановки либо в их число могут быть включены также события, факты и другие идеальные объекты. К идеальным объектам автор относит, в частности, имевшие место в прошлом процессы возведения и эксплуатации строений. В связи с этим А.Ю. Бутырин выделяет объекты экспертизы (вещный компонент) и объекты экспертного познания (процессы, связанные с проектированием, возведением, эксплуатацией, восстановлением, разрушением и утилизацией строительных объектов).
 
Мы полностью согласны с необходимостью подобного подразделения, однако категорически не согласны с тем, что события прошлого следует называть идеальными объектами. Идеальный объект создается субъектом познания путем абстрагирования от определенных свойств и признаков реального объекта. То, что событие, явление, процесс имели место в прошлом, не делает их идеальными объектами, они такая же часть объективной реальности, как и вещная обстановка. Другое дело, что субъект познания (в данном случае эксперт) не может исследовать их непосредственно и вынужден прибегать к методу моделирования, в том числе мысленного. Однако это относиться уже не к объектам экспертизы, а к методам исследования.

В связи с изложенным, на наш взгляд, более правильно среди объектов экспертизы выделить объекты экспертного исследования — процессы, связанные с проектированием, возведением, эксплуатацией зданий и сооружений и т.п., и объекты, предоставляемые на экспертизу, — здания, сооружения, их части, строительные материалы и т.п.

Основными объектами, предоставляемыми на ССТЭ, выступают:

  • здания, сооружения, их части (строительные объекты);
  • строительное оборудование и материалы;
  • строительно-техническая документация (строительно-монтажных и ремонтно-строительных работ), исполнительная техническая документация (журналы работ, авторского надзора и др.);
  • участки территории, где расположены строительные объекты;
  • архитектурно-планировочные задания на разработку проектной документации, акты и решения об отводе земельных участков под строительство, акты контрольных обмеров, приемки и обследования работ, строительных материалов и изделий, акты обследования несчастных случаев и технических причин аварий при строительно-монтажных и ремонтных работах, документы БТИ, договоры на производство, строительная экспертиза, документы, подтверждающие право собственности на домовладение, материально-техническая отчетность о выполненных работах, списании строительных материалов, сведения о сырье, обрабатываемом при производстве строительных работ, акты приемочных испытаний, технических осмотров и оборудования и др. 
     

Несмотря на разнообразие объектов, предоставляемых на строительно-техническую экспертизу, они могут быть классифицированы по тем же основаниям, что и объекты иных экспертиз. В рамках данной статьи мы не можем обратиться ко всем классификациям объектов, поэтому рассмотрим лишь проблему классификации объектов, предоставляемых на ССТЭ по их процессуальному статусу.

По процессуальному значению объекты, предоставляемые на ССТЭ, как правило, делят на вещественные доказательства; образцы для сравнительного исследования; материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы.

А.Ю. Бутырин предлагает дополнить традиционную классификацию объектов по их процессуальному значению применительно к ССТЭ таким элементом, как объекты без определенного процессуального статуса. Под ними имеются в виду строительные объекты, их отдельные фрагменты и территории, функционально связанные с ними. Автор указывает, что в познавательном плане они являются вещественными доказательствами, но ввиду невозможности распространить на эти объекты соответствующий процессуальный режим, они не фигурируют в деле в этом качестве.

На наш взгляд, в этом в целом рациональном предложении имеются некоторые неточности. В русском языке и соответственно в уголовном судопроизводстве слова «статус» и «режим» имеют неодинаковое значение. Под статусом понимается определенное положение, состояние, в котором находится объект. То есть определить процессуальный статус какого-либо материального объекта — значит отнести его к категории, которая определена в УПК. Под режимом понимается определенный порядок действий, система правил, которые необходимо соблюдать в отношении какого-либо объекта.

Нам представляется, что процессуальный статус строительных объектов — зданий, сооружений, их частей, участков местности совершенно точно определен в УПК РФ. Чаще всего они являются местом происшествия, но могут выступать в качестве помещений и участков местности, не являющихся местом происшествия. Данные объекты могут попасть не только в сферу интересов ССТЭ, но и других экспертиз. Более того, в отношении данных объектов могут производиться не только экспертные исследования, но они могут являться объектом следственного осмотра, а также элементом производства других следственных действий.

На наш взгляд, не совсем верно ограничивать перечень предметов и документов, предоставляемых эксперту, лишь вещественными доказательствами. УПК не обязывает следователя признать предмет или документ, появившиеся в уголовном деле, вещественными доказательствами немедленно, а лишь после того, как будет установлено, что данный объект может служить средством для установления обстоятельств уголовного дела, т.е. имеет отношение к событию преступления. Иногда это устанавливается только в ходе экспертного исследования. Поэтому не всегда в отношении направляемого на экспертизу предмета или документа уже вынесено постановление о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств. Учитывая изложенное, более правильно говорить о предметах, полученных в ходе производства следственных действий либо иных способов собирания доказательств.

Предмет судебной экспертизы является одной из основных категорий теории судебной экспертизы, а по поводу его определения до настоящего времени в науке нет единого мнения. В «Словаре основных терминов судебных экспертиз» предмет судебной экспертизы определяется как «фактические данные (факты и обстоятельства), устанавливаемые на основе специальных научных познаний и исследования материалов уголовного дела». Аналогичным образом определяет предмет экспертизы А.Р. Шляхов. По его мнению, предмет экспертизы составляют факты, обстоятельства уголовного дела, подлежащие установлению с помощью специальных познаний. По мнению Н.А. Селиванова, предметом судебной экспертизы является факт, который реально произошел (мог произойти) в прошлом, существует (мог существовать) в настоящем, а также закономерности, связи и отношения, обусловливающие данный факт.

На наш взгляд, следует согласиться с точкой зрения Ю.К. Орлова, который считает, что закономерности любых явлений и процессов являются предметом теории, науки, но не прикладной деятельности, каковой является судебная экспертиза. Действительно, для того чтобы установить какие-либо закономерности, надо как минимум изучить некоторое множество аналогичных объектов и отделить закономерное от случайного, чего не происходит при единичном экспертном исследовании. Если же произвести научное обобщение на уровне анализа множества экспертных исследований, то ученый может сделать вывод о наличии определенных закономерностей. Однако это будет уже предмет научного, а не экспертного исследования. Многие авторы вообще обходят проблему предмета экспертизы, ограничиваясь лишь рассмотрением объектов экспертизы и экспертных задач. Данные категории, безусловно, связаны друг с другом, но не равнозначны. В то же время во многих работах по судебной экспертизе наблюдается смешение задач и предмета экспертизы.

Так, в «Словаре основных терминов судебных экспертиз» говорится о том, что задачи судебной экспертизы — это научное определение предмета судебной экспертизы. Т.М. Нагорный определял предмет судебной экспертизы как решаемые ею задачи. Ряд авторов, в частности А.Ю. Бутырин, указывают на различие предмета и задач экспертизы следующим образом: «предмет» — понятие статичное, понятие «задача», напротив, динамично, предполагает целенаправленное движение мысли исследователя. Так, если предметом экспертизы являются определенные свойства исследуемого объекта, то их установление — задача, стоящая перед экспертом. При ближайшем рассмотрении такая позиция вновь приведет к тому, что предмет конкретной экспертизы будет определяться через решение ее задач. Например, О.В. Давыденко, разделяя позицию А.Ю. Бутырина, определяет предмет судебной строительно-технической экспертизы следующим образом: «Строительно-техническая экспертиза имеет своим объектом установление объема и качества строительно-монтажных работ, ремонтно-строительных работ, стоимости материалов, обоснованности проектов строительства, технических причин аварий».

На наш взгляд, наиболее правильной является формулировка предмета судебной экспертизы, данная В.Д. Арсеньевым, по определению которого предметом судебной экспертизы являются стороны, свойства и отношения ее объекта.

В большинстве работ по судебной экспертизе отсутствует определение понятия задач экспертизы. Практически все авторы ограничиваются классификацией указанных задач. Такой подход нельзя признать правильным, поскольку именно он является предпосылкой смешения понятий предмета и задач экспертизы. Представляется, что в качестве задач судебной экспертизы как раз и следует рассматривать установление фактов и обстоятельств, с помощью специальных знаний в области науки, искусства и ремесла, имеющих значение для дела.

12.01.2018
По теме:
Скидки